#музеиfeo
      
Самая первая экскурсия
                 
  увеличить размер  
букв и цифр
 уменьшить размер 
букв и цифр
Геннадий Золотухин
    Через два года Феодосийскому музею А.С. Грина исполнится 50 лет. Уникальный музей-корабль был «спущен на воду» в 1970 году. Взяв курс на достижение высоких целей, его «команда», как подобает команде настоящего корабля, твердо следует завету легендарного адмирала Нахимова: «У моряка нет трудного или легкого пути. Есть один путь – славный!»
    За эти полвека история музея пополнилась яркими событиями, интересными встречами и, что очень важно, ̶ воспоминаниями. Мемуары, складываясь, как пазлы, в единое целое, воссоздают подробную картину его жизни. Недавно в музейную хронику добавился еще один интересный эпизод. Но обо всем по порядку.
    Среди документов в фондах музея хранится письмо его создателя Г.И. Золотухина. Оно было написано летом 1969 года. В нем Геннадий Иванович рассказывает, с каким трудом в борьбе с чиновниками создавался в нашем городе музей писателя и о замечательных людях, с которыми сводила его судьба в то время. А в самом конце письма есть такие строки: «31 июля к нам приезжает большой совет принимать четыре комнаты с интерьером и экспозицией. Остались считанные дни. Все комнаты завалены досками, картами, бумагой, экспонатами. Завтра должны доставить 400 метров сизальского каната – из самой Танганьики. Не шучу».
    Канат был доставлен, но о том, что происходило дальше, стало известно спустя сорок восемь лет! 
   В сентябре (18. 09. 2018 г.) мы обнаружили Ее оставил Александр Духовской
гость нашего города из Санкт-Петербурга, и мы с удовольствием хотим поделиться с читателями его воспоминаниями.
    В августе – сентябре 1969 года я проходил практику в пос. Орджоникидзе на торпедном заводе. Часто по вечерам мы приезжали в Феодосию отдохнуть и погулять. (Нам было по 20 лет). Однажды вечером мы увидели такую сцену. У здания, которое впоследствии стало музеем, сидит мужчина лет 30-ти  (очевидно, Г.И. Золотухин. – Н.Я.), взявшись за голову, на двух бухтах корабельного троса. Мы его спросили: Что это такое и почему Вы так сидите? Он ответил, что здесь создается музей Грина, и эти тросы нужны для оформления интерьера. Ему привезли эти тяжеленные бухты из порта. Грузчики выбросили всё на землю и уехали.
    Когда он узнал, что мы из Ленинграда, он понял, что ему повезло. Он попросил нас перегрузить все эти бухты. Пока мы перематывали эти канаты в дом, он рассказывал нам о Грине, его творчестве. Вероятно, это была самая первая экскурсия в этом музее.
    Мне очень приятно, что эти тросы по-прежнему украшают музей.
Действительно, канаты и сейчас можно увидеть в интерьере музея: они являются неотъемлемой частью экспозиции.
    А для нас – музейщиков – воспоминания о писателе и музее – это еще одно окрытие. Мы благодарим Александра Духовского за эту живую картинку в летописи Феодосийского музея Александра Грина.

Наталья Яловая                     
научный сотрудник Феодосийского музея А.С. Грина